In English
Фасад1 Фасад1 Дворец Потоцких

Предложения гидов и экскурсионных бюро находятся ЗДЕСЬ!
Экскурсия Легенды Ярославого Вала
Ярославов ВалНачинается эта тематическая экскурсия от станции метро «Золотые воро­та». Группа идет налево и попадает в Золотоворотский сквер на пересечении улиц Ярославов Вал и Лысенко.

С этим местом связано множество поверий и легенд — и старых, и со­всем новых. Вот об одной из них мы и поведаем нашим дорогим экскурсантам.

Бронзовый памятник роскош­ному коту в натуральную величину стоит на камне в парке напротив Золотых ворот (мы уже упоминали о нем в экскурсии «По древней сто­лице Киевской Руси»). Его стараются подержать за хвост и ушки одновре­менно и загадать желание. А после этого кладут под лапки мелочь.

Есть еще одно поверье — нужно страстно загадать любовное желание и подержаться у котика под хвостом. Можете не заглядывать под него — никакого «кошачьего достоинства» там нет.

История этого памятника началась с трагедии: в ресторане напротив Зо­лотых ворот жил серый персидский кот Пантюша. Его обожали все. Он обходил посетителей, приветствуя их появление в ресторане, никого не обделяя своим вниманием. Но слу­чился пожар, и кот погиб. Прекрасное животное было увековечено в бронзе. Статуя настолько хороша, что пройти мимо просто невозможно. Сначала рядом с Пантелеймоном сидела птич­ка. Но ее столько раз воровали, что наконец решили не восстанавливать. Есть и такая басня, которая ходит среди экскурсоводов: иногда к котику приходит местная домашняя кошечка со своей хозяй­кой. И с полчаса она непременно си­дит рядом с Пантюшеи, рассказывая кошачьи новости.

А некоторые уверены, что это кот Ярослава Мудрого, расположивше­гося по соседству — около Золотых ворот.

ЛЕГЕНДЫ ДОМА № 1 («ДОМ РЫЦАРЯ»)

Погладив котика Пантюшу, экскурсионной группе можно завернуть за угол. И тут же обомлеть. Если вы поднимете глаза, проходя около первого же здания на ули­це (Ярославов Вал, 1), вы увидите «переговаривающихся» крылатых чудовищ. Красное здание с острым шпилем-колпачком похоже на средневековый замок. В подъезде моза­икой выложено слово «Salve!» (на латыни — «Привет!»). Вход сделан в виде русского терема. Вот только рассыпается эта красота, смесь го­тики и ренессанса, появившаяся еще в 1898 году, прямо на глазах, так что поспешите увидеть.

Проклятье? Это здание польский помещик Михаил Подгорский зака­зал инженеру Николаю Лобачевско­му. Архитектор гениально исполнил просьбу хозяина, и тот был неска­занно рад, но прожил в нем всего несколько лет и внезапно умер. «Дом рыцаря» приобрел дворянин Карл Ярошинский. Позже его владельцем стал знаменитый «сахарный король» Лев Бродский. В здании открывали кафе-кондитерскую «У Золотых во­рот». В 1912 году на первом этаже появился кинотеатр. Потом случилась революция, и с 1920-х годов замок стал коммунал­кой. В его интерьерах с высокими потолками, лепниной и каминами сделали «общежитское» жилье. Из «советских» достопримечательно­стей дошло немного: свидетельство о том, что в мансарде была мастер­ская одного киевского художника, а на лестничной клетке находился туалет с окошком, через которое можно было, совмещая нужное с приятным, любоваться Золотоворотским сквером. В последнее деся­тилетие жильцов выселили и дом с чудищами стоит пустым, потихоньку разрушаясь. Вокруг этого странного и такого притягательного здания бытовали различные легенды. Рассказывали, что слово приветствия означает не просто «Здрасьте!». Якобы некий граф и табачный фабрикант Сальве (в Киеве выпускали папиросы с таким названием) выстроил этот те­рем для любовницы и потихоньку наведывался к ней, пока их не за­стукала и не убила ревнивая жена. Но скорее всего, это просто леген­да, поскольку слово «Salve» встре­чается не только в этом киевском особняке, а еще, например, есть в санкт-петербургском доме масона и миллиардера-золотопромышленника Кельха, который наверняка тоже по­заимствовал такую придумку у кого-то из друзей.

Некоторые считали владельцем дома предпринимателя-винодела барона Магнуса-Карла-Александра Штейнгеля, речь о котором пойдет в следующей части экскурсии, называя строение не иначе как «замок барона». Но на самом деле Штейнгель жил в соседнем здании — на Ярославовом Валу, 3.

Кстати, выстроив такой шикар­ный особняк, талантливый молодой автор Добачевский вынужден был уехать из Киева из-за интриг «со­братьев» по ремеслу. Возможно, это тоже поспособствовало непростой «славе» дома.

ВЕРТИНСКИЙ-ЖУРНАЛИСТ

К сожалению, не все историче­ские здания сохранились. Так, на Ярославовом Валу, 2, возле Золо­тых ворот, некогда стоял особняк, частым посетителем которого был Великий Пьеро — Александр Вер­тинский. Тут издавалась ежеднев­ная театральная газета «Киевский листок», в котором Александр публиковал рецензии на спектакли и заработал этим громкое имя в го­роде. Кроме рецензий Вертинский печатал свои прекрасные рассказы. Например «Портрет», в котором влюбленная красавица с холста просит молодого человека взять ее с собой, на что он отвечает: «У вас слишком тяжелая рама...» (Подробнее о жизни этого гения в нашем городе вы узнаете из экскурсии «Великие киевляне».)

ДОМ СВЯТОГО ДОКТОРА

Этот старенький домик, который был местом паломничества тысяч людей не только из Киева, но и из весьма отдаленных от нас краев, с улицы не виден. Здание, на которое люди практически молились, стоит во дворе углового дома по Ярославову Валу, 13, — это неприметный дом под № 13б, здесь в 1903—1928 годах жил знаменитый доктор, первый ака­демик среди украинских медиков, «врачебная совесть», как называли его люди, Феофил Яновский. Возмож­но, вскоре этот домик снесут или уже снесли — во дворе дома № 13 идет строительство.

Дальним родственником отзыв­чивого профессора был знаменитый писатель Николай Гоголь. Оба тяну­лись к людям, изучали их, каждый по-своему старался помочь. Доктор, без которого невозможно предста­вить себе Киев начала XX века, не был коренным киевлянином. Он приехал сюда учиться. И остался.

Первый адрес Феофила Яновско­го — Андреевский спуск, 17 (о нем и других знаменитых жителях этой улицы подробнее вы узнаете из экс­курсии «Легендарный Подол. Тайны Андреевского спуска»). Там он прожил три года, а потом — в 1903 году — ку­пил усадьбу на Ярославовом Валу. Все извозчики Киева знали профессора и, встречая его на улице, предлагали подвезти бесплатно. Яновский отказы­вался, ведь его пациенты часто жили в отдаленных районах города. Но му­жики настаивали, ведь знали — когда им будет нужно, то в доме доктора не откажут и денег возьмут столько, сколько дашь, а то и вовсе бесплатно вылечат. Совсем же бедным пациен­там доктор сам покупал лекарства или незаметно подкладывал купюры под подушку. Если люди находили эти     подарки раньше, чем профессор ухо­дил, и говорили ему, что у того выпали деньги, Феофил Гаврилович отвечал: «Положите, где взяли».

Однажды вечером профессор возвращался домой пешком из своей кли­ники (сейчас — буль­вар Шевченко, 17). Его ограбили, забрав и портфель с рецептами, где была проставлена фамилия «Яновский». Наутро на пороге дома на Ярославовом Валу стоял и чемоданчик, и все отнятые вещи, а к ним прилагалась записка: «Простите, доктор. Не узнали вас в темноте». Феофил Яновский лечил тысяч простых граждан. Он навещал их сначала по вызову, а потом приходил и без приглашения, только чтобы проверить состояние больного, по­говорить, утешить, посоветовать.

8 июля 1928 года, когда самый сердобольный житель Киева умер, Ярославов Вал заполо­нили толпы. Скорбел весь город. Трамваи, следующие по центру, остановились, чтобы не мешать похоронной процессии. Киевские воры в тот день никого не ограбили. Они сре­зали на газонах Киева все цветы и усыпали ими весь долгий путь от дома доктора до Лукьяновского кладбища. Сразу после смерти Феофила Яновского его имя было присвоено киевскому Институту туберкулеза и грудной хирургии.

Еще три врача на валу. Едино­мышленником Феофила Яновского был известный врач, тоже профессор, Василий Парменович Образцов. Он поселился на Валу в одноэтажном доме № 5 за 4 года до появления здесь коллеги. Вскоре их дуэт пре­вратился в трио: тут появился еще один прекрасный ученый-терапевт, одессит Николай Дмитриевич Стражеско, женившийся на дочке своего учителя Образцова. Рядом же — в доме № 15 — обитал знаменитый врач-психиатр Иван Алексеевич Сикорский, папа будущего короля неба (о его сыне вы узнаете из экскурсии «Покорители неба Киева»). Все они, так же, как Феофил Яновский, принимали и знаменитостей, и бесплатно лечили бедняков.

НАЯДЫ ОСОБНЯКА РОДЗЯНКО

В начале XX века дом на Ярославовом Валу, 14а построил богатый купец Родзянко. На входе в здание он посадил двух каменных наяд. Из­вестный киевский историк Дмитрий Лавров считал, что подобные мотивы в оформлении зданий были в начале прошлого века особенно популярны в Киеве из-за некоторой их двусмыс­ленности. С одной стороны, можно было смело «лепить» на дома голых женщин, объясняя, что обнаженные каменные красавицы — это лишь дань греческой мифологии. С другой стороны, так легко можно было запу­гать недоброжелателей — а вдруг вы и впрямь заворожили дом, доверив его какой-нибудь ведьме или даже нескольким? На этом экскурсия по Ярославому Валу подходит к концу, а впереди у нас, дорогие читатели, еще много увлекательных экскурсий не только по Киеву, но и по всей Украине.