In English
Фасад1 Фасад1 Дворец Потоцких

Предложения гидов и экскурсионных бюро находятся ЗДЕСЬ!
Экскурсия по Киеву «Киев и небо», часть 3

Ан-2В продолжение к двум предыдущим экскурсиям по Киеву – персоны харизматичные и обаятельные – ФЕДОР АНДЕРС — КОРОЛЬ ДИРИЖАБЛЕЙ и ЗНАМЕНИТЫЙ АНТОНОВ.

Первый в Российской империи гражданский дирижабль «Киев», книга «Как самому построить аэро­план», высшее техническое образо­вание, полученное в 50 лет, — это лишь нехмногие вехи пути великого киевлянина Федора Андерса, сына простого токаря завода «Арсенал». Его творение — оригинальное «на­дувное» создание — было только в Киеве и в Париже. Оно пользовалось большим успехом.

Этот плававший по небу 35-мет­ровый «Киев» был частично построен и на деньги киевлян, собранные на благотворительном «авиабалу» в Пу­бличной библиотеке (ныне — Нацио­нальная парламентская библиотека Украины, улица Грушевского, 1).

Съехалось тогда городское началь­ство, сливки общества, журналисты и авиаторы. Балет городского театра, три оркестра, шикарные вина, бес­проигрышная лотерея — торжество прошло на ура. К вырученной сумме Андерс добавил и свои финансы, а кроме того, почти все на уникальном «летучем корабле» сделал своими золотыми руками.

Но случилось ЧП. Через год экс­плуатации, 12 августа 1912 года, «Киев» совершил свой последний полет на открытии первого в городе стадиона — «Спортивного поля» на Лукьяновке (в тупике Дикой ули­цы — теперь Студенческая; стадион не сохранился). В тот день вести «сигару» Андерс не смог — он приболел, поэтому отправил на праздник свое­го неизменного помощника — сына Владимира. Тот набрал высоту, сделал круг над городом, но вдруг дирижабль попал в сильный воздушный поток, его понесло вверх. На земле поняли, что что-то не так, и спасать махину на самолете помчался один из летчиков, но тщетно — на высоте в полторы ты­сячи метров пришлось поворачивать назад. Володе оставалось молиться и быть игрушкой ветра.

Носило дирижабль несколько часов, когда настала ночь, оболочка «Киева» стала влажной, и наконец он начал спускаться. Далеко от города надувной корабль, цепляясь за дере­вья, сел. Но когда Владимир, желая отремонтировать детище отца, за­вел двигатель, тот загорелся и за не­сколько секунд конструкция исчезла. К счастью, никто не пострадал. В  октябре Андерс представил чер­теж второй модели своего летуна. Катастрофа подтолкнула к прогрессу. Этот экземпляр должен был стать гораздо больше — мог перевозить уже 12 пассажиров, а главное — са­диться на воду и плыть. Но в связи с началом войны у умнички Андерса просто не хватило времени собрать деньги.

При советской власти знамени­тый конструктор наконец получил диплом о высшем образовании — отучился в КПИ, но воплотить в жизнь ни один из своих прекрасных проектов, которые он постоянно про­дуцировал, так и не смог.

Но можно отдать должное этому великому человеку, проходя мимо дома № 50 по бывшей Фундуклеевской улице (сейчас улица Б. Хмельницкого), где Федор Андерс

прожил 13 лет. Дойти сюда можно, например, от ближайшей станции метро «Университет», перейдя через дорогу по улице Пирогова до улицы Хмельницкого и свернув налево.

Ну, наконец настало время рассказать на нашей экскурсии о замечательном человеке -

ЛЕГЕНДАРНОМ АНТОНОВЕ.

Некоторых киевлян поража­ет, почему Авиационный научно-технический комплекс имени вели­кого конструктора Олега Антонова стоит на улице, носящей имя его российского коллеги Андрея Тупо­лева. Одни называют это нелепой достопримечательностью Киева. Другие же горожане не видят в та­ком соседстве ничего плохого, на­оборот — считают, что два великих авиатора должны быть вместе, да и улица авиаконструктора Антонова в Киеве уже есть, хоть и далеко от места, где тот жил и трудился.

Впереди планеты. Олег Констан­тинович приехал из Москвы в Киев в 46 лет, получив свое конструктор­ское бюро, и прославил украинскую авиацию на весь мир. Он даже во сне продумывал, что можно сде­лать для еще большей безопасности воздушных путешествий.

Из французской газеты: «Корабль ожидали увидеть чудовищным. Бес­форменным, пузатым, а увидели его элегантным и «породистым». Он прекрасен, этот гигант!»

Говорил с лайнерами. Секрет ра­боты этого великого конструктора, который первым решился исполь­зовать композитные материалы и множество других революционных технологий, был в бережном от­ношении к сотрудникам, но в еще более трепетном — к самолетам. Го­ворят, Олег Константинович любил заходить в ангары к стоящим там летунам, гладить их и разговаривать с каждым крылатым творением. И «Аннушки», «Анны», «Аннищи» отвечали ему взаимностью. Люди у этого выходца из московских дворян тоже были в почете. «Я ошибся — это надо пережить...», — мог признать гений, если был неправ.

Три женщины. Жил прославлен­ный авиаконструктор в доме, который построил специально для своих сотрудни­ков рядом с аэродро­мом — на Депутатской улице, 15—17 (станция метро «Святошин», троллейбус № 7, следующая оста­новка «Улица Витрука». По ней один квартал пешком до Депутат­ской улицы). Вокруг раскинулся по­саженный Антоновым сад. Работа в нем была одним из любимейших занятий конструктора. За этим делом он концентрировался, придумывал авиановшества, давал имена своим самолетам.

У Антонова было три спутницы жизни. Первая — Лидия Кочеткова. Они вместе проектировали планеры на заводе в подмосковном Тушино, да и сама она создавала свои модели. В 1936 году у них родился сын Ролан. Его уже нет в живых, он умер в 54 года. Сюда же, в Тушино, пришла работать выпускница Московского авиаинститута Елизавета Аветовна Шахатуни. Напористая женщина, же­лающая делать мужскую работу — рассчитывать прочность самолетов, произвела на Антонова сильное впечатление. Она стала его второй избранницей и коллегой на многие годы. Они поженились в 1938-м. У них родилась дочка Аня. Уже в Киеве Шахатуни стала едва ли не единственной дамой — заместителем генерального конструктора по проч­ности, она была одним из лучших специалистов в СССР в этой области. Третья супруга — инженер-программист Эльвира Павловна Антонова. В этом браке появилось двое детей — дочка Лена и сын Андрей.

Теперь немного отклонимся от авиации и расскажем на экскурсии по Киеву о других качествах выдающегося конструктора… Антонов в тонкостях знал живо­пись и писал прекрасные картины. Антонов дружил с Ильей Глазуновым, Николаем Амосовым, для домашних сочинял сказки. Для сотрудников-друзей придумал афо­ристичный Кодекс общения с подчи­ненными.