In English
Фасад1 Фасад1 Дворец Потоцких

Предложения гидов и экскурсионных бюро находятся ЗДЕСЬ!
Тематическая экскурсия по Киеву: Архитектурные шедевры Растрелли в Киеве

Андреевская ЦерковьРастрелли – один из самых известных архитекторов Киева, и неудивительно, что его творения лежат в основе множества экскурсий по Киеву. Начнем мы нашу тематическую экскурсию с Андреевской церкви. Чтобы попасть к ней, экскурсионная группа должна сесть в троллейбус № 16 или 18 и едем до остановки «Владимирская», а потом направляется к началу улицы.

Это единственная церковь в Кие­ве, у которой нет колоколов. Почему так Растрелли ее спроектировал? Объяснение простое. Он возводил храм как придворную церковь для Елизаветы Петровны, а при таких церквах часто колокольни не строи­ли, не нужно было призывать люд на молебен, ведь храм был закрытым. Однако поскольку Андреевская так и не стала дворцовой, то отсутствие колоколов, необычное для Киева, охотно стали пояснять легендой. Для экскурсантов эту легенду можно пересказать следующим образом. Якобы раньше на месте Днепра было море, и когда в I веке проповед­ник Андрей Первозванный поднялся на гору, где сейчас стоит Андреевская церковь, и предрек великое будущее этим местам, море ушло внутрь в гору. Но появилось предостереже­ние, что будить эти воды нельзя — с первыми ударами колокола море проснется и затопит все вокруг. В это можно не верить, но это все же прав­да: когда тут появилась церковь, под горой возник родник.

Отсутствие колоколов в Андре­евской церкви даже стало поводом для первоапрельской шутки, которую мы также расскажем нашим дорогим экскурсантам. Как-то в начале XX века в газете «Киевлянин» вышла заметка о небывалом проис­шествии: «Вчера рухнула колоколь­ня Андреевской церкви! Обломками кирпича завалило всю улицу! Спе­шите видеть!»

Половина города рванула взгля­нуть на «место катастрофы». Когда примчался раскрасневшийся город­ской голова, он был встречен друж­ным хохотом зевак, которые уже по­няли, что их всех разыграли...

Чтобы продолжить нашу экскур­сию, мы по Десятинной улице до­ходим до Михайловской и на марш­рутном такси № 406 или 527 едем на улицу Грушевского. И тут перед нашими глазами предстает очень красивый дворец. Это Мариинский дворец – следующий объект нашего экскурсионного маршрута. Растрелли строил заочно. По­явлением этого чудесного здания мы обязаны дочке Петра I, императрице Елизавете Петровне, которая была очарована Киевом и постановила построить для себя и царских особ «квартирку». Как видите, дорогие экскурсанты, олигархи во все времена чувствовали себя «неплохо». Мариинский появился в 1750 — 1755 годах по проекту главного санкт-петербургского придворного архитектора Бартоломео Растрелли, которому принадлежит авторство Зимнего дворца, собора Смольного монастыря и еще множества шедев­ров северной столицы. Правда, сам он к нам не наведывался, а руководил всем на расстоянии. В Киеве же его задумку воплощали Андрей Квасов (он начинал строительство дворца), Петр Неелов и Иван Мичурин (кста­ти, автор генплана Москвы).

Роскошь и цари. До постройки Мариинского тот же Петр I останав­ливался в особых гостевых покоях Киево-Печерской Свято-Успенской лавры. Но одно дело жить в гостях, а другое — в собственном имении.

Первым в новенькой Мариинке побывал в 1781 году по пути за границу будущий император Павел Петрович со своей супругой Марией Федоровной.

А через 6 лет тут дает балы, ма­скарады и приемы Екатерина II, про­ведшая на киевских холмах аж 84 дня. Жили здесь и князь Голицын, и полко­водец Петр Румянцев-Задунайский, и Михаил Голенищев-Кутузов. Все восторгались сине-белым чудом. «Дворец был украшен превосходной лепной работой. Огромные зеркала, драгоценные шелковые материи, пре­красной работы наборные паркеты и, вообще, все внутреннее убранство многочисленных комнат было в выс­шей степени изящно и драгоценно».

Ночлежка и лечебница. На про­тяжении своей многолетней истории дворец неоднократно реконструи­ровался. И не мудрено. Ведь здание в начале XIX века пережило не один пожар. Несколько десятилетий строе­ние стояло полуразрушенным. Пи­сатель Андрей Муравьев, заночевав тут в 1834 году, устроил себе «малый приют в остатках сгоревшего дворца императрицы Елизаветы», который тогда стал «заведением искусственных минеральных вод». В глубине каменного фундамента сделали десять лечебных ванн, ком­наты для приготовления минераль­ной воды, над ними — курзал (это не курилка, а клубное помещение для концертов, лекций и выставок), в каменном же флигеле разместили дешевую ночлежку.

Новая жизнь и новое имя. И все же дворец решили отстроить. Освя­тили его, кстати, в год рождения в далеком Симбирске Владимира Улья­нова, который совсем скоро все пере­менит на шестой части суши. В том числе и отношение к дворцам. В 1874 году в обновленной Мариинке останавливалась супруга царя Александра Освободителя, Мария Александровна, она и предложила разбить парк напротив дворца. В ее честь и сад, и здание были названы Мариинскими.

Шик и вода. «Говорят, что император Александр II сам рас­пределял план верхнего этажа, а в жилых апартаментах Их Величе­ство намечал места картин, ваз и прочих украшений. Столовая их величеств очень невелика; стены увешаны прелестными гравюрами и большими фотографиями, с изо­бражениями «Демона» Лермонто­ва», — писал один из историков того времени.

Спустя полвека тут побывает с Романовыми и Григорий Распутин.

Красный день календаря. После революции в 1917 году во дворце, который большевики заняли одним из первых, сперва был размещен ре­волюционный комитет и совет депутатов, потом штаб военного округа, сельскохозяйственный музей и му­зей Шевченко. В январе 1918 года тут сидели арестованные по при­казу командующего красных войск Муравьева — те, кто поддерживал старый режим. Из воспоминаний очевидцев тех лет предстает жуткая картина.

Наше время. В 80-х годах XX века здание решили отреставрировать, восстановив былые интерьеры. Впечатляет шикарный белый зал и потрясающий паркет из множества пород древесины. Но после «реконструкции» во дворце появился... лифт для Брежнева (у власти свои причуды). Для шахты подъемни­ка сгодился кабинет Александра II.

Когда-то из дворца можно было спуститься к Долине роз и большо­му озеру с прозрачной водой. Этого всего уже не вернешь, а вот открыть, наконец, Мариинку не с тыла, как сейчас, а с белого входа — со стороны стадиона «Динамо» — очень даже возможно. Власти подумывают над этим, да что-то пока мешает им это сделать.