In English
Фасад1 Фасад1 Дворец Потоцких

[ Добавить свою экскурсию ]

Бассейная спасала от потопа

В 1839 году на Крещатике произошел сильный потоп, вызванный небывалым ливнем. После этого местные власти занялись оборудованием водостоков и сливных колодцев, проложив под Бессарабской площадью коллектор в направлении оврага. Туда отныне поступали воды с Крещатика, а затем через Кловский ручей уходили в Лыбедь. Овраг был спланирован и на время ливней становился открытым бассейном.

На первых порах участки вдоль Бассейной канавы принадлежали горожанам скромного достатка, возводившим тут неказистые одноэтажные домишки: сырость и затхлый запах над берегами оврага не особенно влекли сюда людей. Но городские власти шаг за шагом прятали водосток в каменную трубу, укрытую землей. В начале прошлого века основная часть Бассейного оврага превратилась в подземный коллектор. Над ней образовалось широкое пространство, куда вскоре «выплеснулся» расположенный по соседству Бессарабский рынок. Таким образом, начало улицы превратилось в стихийное торжище, а по обеим ее сторонам начали расти солидные здания.

В застройке Бассейной приняли участие такие известные мастера архитектуры, как академик Владимир Николаев, гражданский инженер Георгий Шлейфер. Однако наиболее эффектно здесь «отметился» зодчий Андрей Краусс, плодотворно трудившийся в Киеве на рубеже XIX–XX столетий. Возведенный по его проекту большой угловой дом по Бассейной, 1/9 пышно оформлен в мавританском стиле; корпусу по Бассейной, 2 (части обширного комплекса, выходившего на Большую Васильковскую) и более скромному строению по Бассейной, 15 архитектор придал вычурные формы «киевского ренессанса».

Дома в складчину

В дореволюционные времена киевские жилые помещения находились, как правило, в частной или ведомственной собственности. Впрочем, это не помешало появлению первых ласточек кооперативного строительства. Это было вызвано значительным ростом стоимости земли в центральных кварталах города, из-за чего горожане «среднего класса» – служащие, преподаватели, адвокаты, офицеры и т.п. – уже не могли позволить себе возведение собственных построек в удобных районах. Им оставалось пользоваться арендованным жильем, однако цены на квартиры стояли довольно высоко, поглощая едва не треть семейного бюджета.

И вот, начиная с 1909 года, в городе появились сообщества, возводившие здания в складчину. Едва ли не наибольшей активностью в достижении этой цели отличалось «Второе Киевское общество квартировладельцев», основанное в феврале 1910-го. Его пайщики многим были обязаны энергичному председателю правления – гражданскому инженеру Владимиру Максимову. То, что общество возглавлял профессиональный строитель, давало дополнительные преимущества.

Кооператив Максимова издал даже брошюру-отчет «Дома на паях», в которой поделился с киевлянами накопленным опытом. В ней говорилось: «Лица, желающие иметь хорошую здоровую квартиру за возможно меньшую цену, при возможно меньших единовременных денежных затратах, соединяются в общество, складывают свои сбережения и строят себе дом с таким расчетом, чтобы каждый участник мог иметь в нем для себя квартиру по своим средствам и вкусу. Выстроенный таким образом дом принадлежит обществу как юридическому лицу, пайщики же владеют каждый своей квартирой на основании особого договора, гарантирующего все главные права, присущие полной собственности».

Первоначальный обязательный взнос составлял 28 % рыночной стоимости будущей квартиры – этого было уже достаточно, чтобы осуществить строительные работы. Дальнейшую часть суммы члены общества выплачивали постепенно, причем эти расходы не превышали двух третей арендной платы за аналогичную квартиру в том же районе. Если же член общества сам сдавал от себя какие-то помещения (на что имел, по согласованию с правлением, полное право), то остальная часть квартиры оказывалась в его пользовании практически даром.

Второе общество квартировладельцев пользовалось популярностью, возводя дом за домом. Один из них был выстроен на улице Бассейной, 3. Солидное шестиэтажное здание сохранилось до нынешнего времени, оставаясь одной из самых заметных построек вблизи Бессарабской площади и напоминая о том, как решал в начале прошлого века свои жилищные проблемы «средний класс».

«Колбасная» пиар-компания

Правом избирать и быть избранным в дореволюционную городскую думу пользовалась совсем небольшая часть горожан – лица мужского пола, владеющие домами, землей или торгово-промышленными предприятиями. Лишь один из ста киевлян удовлетворял этому цензу, а к избирательным урнам являлось и того меньше. Поэтому буквально каждый голос имел значение для результатов выборов. И нередко успех доставался тем из кандидатов в гласные (депутаты думы), кто находил наиболее верный ключик к сердцам электората.  Так, в 1906-м, накануне очередных выборов, фельетонист Гарольд (Исаак Левинский) писал о владельце  фабрики колбасных изделий Михаиле Аристархове: «Во время предвыборной кампании пускает, конечно, в ход весь свой «гастрономический арсенал»: повелевая окороками и колбасами, стремится при помощи их повелевать умами и душами избирателей».

Благодаря такой специфической тактике Михаил Дмитриевич состоял членом городской скотобойной комиссии и держал руку на пульсе своей отрасли. Но этого гласному показалось мало. В 1898 году архитектор Андрей Краусс построил для Аристархова громадный доходный дом, выходящий сразу на три улицы – Бассейную, Мало-Васильковскую (Шота Руставели) и Эспланадную. Купец-колбасник придумал для него разнообразнейшие функции. Со стороны Бассейной и Мало-Васильковской тут были многочисленные магазины и жилые квартиры, со стороны Эспланадной в подвале размещалось колбасное предприятие, в первом этаже – хозяйская лавка, а остальные помещения у Аристархова арендовал город (естественно, на выгодных для владельца условиях) под казармы 166-го пехотного Ровенского полка, расквартированного в Киеве.

Флигель израильского премьера

Участком на улице Бассейной, 6 (тогда там стоял деревянный домик с мезонином) в конце 19 века владел потомственный мастер музыкальных инструментов, саксонский подданный Мориц-Эрнест Глиэр. В 1881-м поверенные его жены (урожденной Юзефы Корчак) составили прошение на имя генерал-губернатора, в котором говорилось: «...В настоящее время муж просительницы Эрнест Глиэр стал все более и более небрежно относиться к делу, перешел к праздной и нетрезвой жизни и наконец дошел до состояния, дающего полное право сомневаться в его правоспособности, так как он совершенно забросил свое ремесло, разъезжает без всякой надобности и цели по разным городам, сильно пристрастился к спиртным напиткам, наделал долгов... одним словом, разоряет имущество, долженствующее обеспечить судьбу 4 малолетних детей».

Обращение к начальнику края помогло: Юзефу Глиэр признали опекуншей над имуществом мужа. Чтобы ликвидировать долги Морица-Эрнеста, усадьбу на Бассейной продали с публичного торга, а купил ее варшавский гражданин Викентий Корчак – тесть незадачливого инструментального мастера. А Рейнгольд Глиэр получил образование и стал выдающимся композитором и педагогом, именем которого названа Киевская консерватория. А на месте дома Глиэров теперь стоит обширный коммерческий комплекс.

К 1930-м годам уличная торговля посреди Бассейной была упрятана в специальные павильоны, а в 1950-е уступила место живописному бульвару. Кстати, именно в начале этой зеленой полосы встречал прохожих, приподнимая шляпу, знаменитый писатель Шолом-Алейхем, однако в 2001 году бронзовый памятник был перенесен в другое место. А деревья и скамейки вообще исчезли – бульвар пришлось ликвидировать, чтобы дать место плотным транспортным потокам...

Чем Бассейная привлекает покупателей?

 По словам директора филиала АН Park Lane «Николаевский парк» Виктории Барабаш,  Бассейная является одной из улиц активного делового центра столицы – здесь в основном преобладают «сталинки» и дореволюционные дома.

Особенность улицы еще и в том, что состоит она из наружной (фасадной) линии (в которых размещены магазины, офисы, торговые центры, рестораны) и из внутренней (второй) линии домов. И не случайно активным спросом на Бассейной пользуется именно нежилой фонд – магазины, офисы, рестораны. Продажа офисов составляет в среднем $4000-7000 м2. На стоимость влияют такие факторы как: переведен ли объект в нежилой фонд, фасадные окна и вход, наличие или возможность организации парковочных мест, состояние самого объекта. Наибольшим спросом в нежилом фонде пользуются объекты  площадью 50-100 м2, которые компактно вписываются  в архитектуру  улицы.   Стоимость же магазинов может составлять  $15000-17000 м2. При аренде стоимость офисов составляет $20-30 м2, магазинов – $50-60 м2.

«Что касается спроса на жилую недвижимость, то Бассейная всегда имела ценность для посуточной аренды – ведь отсюда можно очень быстро добраться в любую часть центра Киева», – подчеркивает Виктория Барабаш. Стоимость квартир здесь составляет в среднем $3000 м2-5000 м2 и зависит от характеристики дома (фасад, реконструкция), а так же состояния самой квартиры.  

ВРЕЗ 1

В начале прошлого века основная часть Бассейного оврага превратилась в подземный коллектор. Над ней образовалось широкое пространство, куда вскоре «выплеснулся» расположенный по соседству Бессарабский рынок. Таким образом, начало улицы превратилось в стихийное торжище, а по обеим ее сторонам начали расти солидные здания.

ВРЕЗ 2

Еще недавно на зеленом островке посреди проезжей части стоял трехэтажный кирпичный дом, который возвел видный киевский зодчий Владимир Николаев – по заказу сахарозаводчика-миллионера Николы Терещенко для бесплатного ночлежного приюта. В Киеве, увы, всегда хватало людей, не имевших крыши над головой и вынужденных укрываться по ярам да подвалам. Вместимость приюта Николы Терещенко была довольно приличной: порядка 500–600 коек.

В советские годы ночлежку упразднили, а в здании одно время размещался родильный дом, потом – строительные конторы. Но летом 1996 года старинное здание в два счета снесли. Причиной тому была модернизация разворота трамвая 27-го маршрута, который решили организовать прямо на месте дома. Через год здесь уже бегали вагоны по рельсам. А еще через год городские власти решили вообще ликвидировать маршрут 27-го…

ВРЕЗ 3

На здании № 5-а установлен памятный знак с портретом Голды Меир – одной из знаковых фигур ХХ века, премьер-министра Израиля. Первые пять лет жизни Голда, носившая тогда фамилию Мабович, провела в Киеве. Старинные адресные справочники позволили определить, что в начале прошлого столетия семья столяра Ицка Мабовича, отца Голды, квартировала на Бассейной, 5-а – вплоть до отъезда из Киева в 1903 году. Вот только не в том солидном кирпичном доме, на котором висит теперь мемориальная доска, а в скромном деревянном флигеле.








Сайт:: http://www.interesniy.kiev.ua/dost/ulitsy-i-ploshchadi-kieva/ul_basseinaya/basseynaya-spasala-ot-potopa/