In English
Фасад1 Фасад1 Дворец Потоцких

[ Добавить свою экскурсию ]

ТУРИЗМ И ЭКСКУРСИИ В КРЫМУ ВО ВРЕМЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ


Август 1914 г. стал для отечественного туристско-экскурсионного дела началом нового этапа в его развитии, продлившегося до 1918 г., описание которого на страницах исследовательской литературы практически отсутствует. Так, в целом ряде работ, посвященных различным аспектам деятельности Крымского (Крымско-Кавказского) горного клуба,3 приводятся лишь отдельные немногочисленные факты о его экскурсионной деятельности в 1914-1917 гг., или же этот период вообще не представлен. Вне поля зрения исследователей остались и другие, не менее важные вопросы для составления целостного представления об истории туризма и экскурсионного дела в Украине, хронологически относящиеся ко времени Первой мировой войны. Имеющиеся в нашем распоряжении источники позволяют осветить ту их часть, которая связана с Крымом.

Крупнейшим организатором экскурсий не только в Крыму, но и во всей Российской империи, было Ялтинское отделение Крымско-Кавказского горного клуба (далее ЯО ККГК). Начав свою деятельность в 1891 г. с проведения экскурсионных мероприятий для нескольких десятков ялтинцев-энтузиастов, оно к 1912 г. довело ежегодное количество своих экскурсий до 645, а число участников – до 15229 чел., подавляющее большинство которых было приезжими курортниками и туристами. Всего за время своего существования Отделением было обслужено свыше 120 тыс. экскурсантов.4 Основу экскурсионных маршрутов ЯО составляли однодневные поездки в окрестности  Ялты (Ай-Петри, Ай-Тодор, Алупка, Гурзуф, Ливадия, Массандра, Никита, Ореанда, Симеиз, Учан-Су, Южнобережное лесничество). Большинство экскурсий совершалось в конных экипажах, пешеходные и верховые экскурсии пользовались меньшей популярностью. Основную часть доходов, получаемых от экскурсионной деятельности, Ялтинское отделение направляло на пополнение своего музея и библиотеки, организацию научных лекций и исследовательских экспедиций, создание ряда удобных троп для горных путешествий, маркировку маршрутов, оборудование сталактитовых пещер для посещения их экскурсантами, ремонт созданного им первого в Украине горного убежища на Чатырдаге.5

Вступление Российской империи 1 августа 1914 г. в мировую войну не могло не отразиться как на деятельности ЯО ККГК, так и на состоянии туристско-экскурсионного дела Крыма в целом. Снижение уровня жизни населения, мобилизация, сокращение «гражданских» пассажирских перевозок, опасность морского пути из Одессы и некоторые другие причины резко уменьшили количество приезжающих на Южный берег Крыма для отдыха и лечения. С другой стороны, кавказские курорты, прежде негласно соперничавшие с крымскими, почти совсем лишились посетителей, из-за своей близости к Османской империи и большей удаленности от крупнейших городов страны. Популярные ранее среди представителей высшего имущественного слоя зарубежные курорты, такие как Баден-Баден и Французская Ривьера, стали практически недоступны российским подданным. В результате побережье Крымского полуострова стало едва ли не единственной лечебно-курортной местностью, открытой для граждан Российской империи, что обеспечило поддержание курортной, туристической и экскурсионной отраслей Таврической губернии в жизнеспособном  состоянии на протяжении первых лет войны. 6

В отчете  ЯО ККГК за 1914 г. сообщалось, что если бы не начало войны, этот год «был бы из самых удачных» по количеству экскурсантов, но из-за резкого спада в конце лета и осенью, общее их количество составило лишь 7880 чел. (имеются в виду только экипажные экскурсии), что примерно на 10% ниже аналогичного показателя предыдущего года.7

1915 год принес с собой еще большее сокращение числа участников экскурсий Отделения (см. таблицу), но они по-прежнему регулярно организовывались в течение всего экскурсионного сезона, длившегося, как и в прошлые годы, с марта до конца октября. В новых условиях решено было обратить особое внимание на краеведческие экскурсии для учащихся местных учебных заведений. Вокруг музея Ялтинского отделения сформировался своеобразный кружок из воспитанников ялтинской гимназии и коммерческого училища, члены которого в 1915 г. совершили 17 ботанических, геологических, этнографических и общеобразовательных экскурсий для знакомства с ближайшими окрестностями города, число участников каждой из которых доходило до 40-50 чел. 8

В 1916 г. ЯО ККГК отметило свое 25-летие. Обстановка на Южном берегу Крыма в то время была далеко не праздничной. Из-за большого притока раненых он стал похож на огромный госпиталь под открытым небом, немало здесь было и беженцев с прифронтовых территорий, стремительно росли цены. Экипажные экскурсии продолжали проводиться, хотя несколько раз их пришлось временно приостановить, так как лошади конфисковывались властями на военные нужды. Мобилизация все новых и новых категорий призывников остро поставила вопрос о нехватке экскурсоводов и проводников. Решено было привлечь в ЯО к ведению экскурсий наиболее способных из членов кружка учащихся при нем, а также студентов. 9 В конце года к ЯО обратились местные военные власти с просьбой организовать несколько лекций, экскурсий и прогулок для раненых офицеров и солдат, находящихся здесь на лечении.10 Предложение было встречено с энтузиазмом, состоялся целый ряд подобных мероприятий. Подводя итоги экскурсионной деятельности ЯО в 1916 году, следует отметить заметный рост числа участников экипажных и пешеходных экскурсий по сравнению с прошлым годом (см. таблицу). Объяснить его можно некоторым улучшением ситуации для России на фронтах, участием в экскурсиях раненых, находящихся на курорте, а также притоком в Ялту семей «новых русских» времен Первой мировой войны, разбогатевших на военных поставках и заказах.

Трудности военного времени вынудили Правление ККГК, находившееся в Одессе, уже во второй половине 1914 г. отказаться от проведения привычных ранее групповых поездок в Крым и на Кавказ.11 Связь его со своими отделениями, в том числе и Ялтинским, практически прервалась. Между тем, ЯО уже не могло, как в благополучные для него предвоенные годы, поддерживать на должном уровне туристско-экскурсионную инфраструктуру всего Южнобережья и Горного Крыма, сосредоточив свою деятельность на ближайших окрестностях Ялты. В этих условиях возникла мысль о создании в Крыму трех совершенно самостоятельных экскурсионных организаций  в Алуште, Бахчисарае и Ялте. Последняя должна была иметь свои представительства в Гурзуфе, Никитском саду, на Ай-Петри и  Байдарах, в Южнобережном лесничестве для «содействия туристам и изучения края».12 Эту структурную реформу ее инициаторы-члены ЯО ККГК предполагали осуществить после победы Российской империи в войне, в которую они, похоже, искренне верили.

Хотя в Ялте не было особо сильных революционных выступлений ни в феврале, ни в октябре 1917 г., общее ухудшение положения в стране самым пагубным образом  отразилось на экскурсионной жизни ЮБК. Экипажных экскурсий Отделения было совершено намного меньше, чем в предшествующие годы (см. таблицу), да и условия их организации были самые неблагоприятные. Не состоялось и большинство из запланированных ЯО экскурсий для учащихся, т. к. последние были либо «захвачены» политическими событиями, либо участвовали в трудовых дружинах, оказывавших помощь тем семьям, чьи кормильцы находились на фронте.13

 

Экскурсии ЯО ККГК в годы первой мировой войны14

Год

Экипажных

(кол-во экскурсантов)

Пешеходных

(кол-во экскурсантов)

1914

7880

318

1915

2260

59

1916

4353

99

1917

849

Нет данных

Всего

15342

476

 

В 1918 г. на крымской земле началась гражданская война. За этот и последующие годы Ялта много раз переходила из рук в руки, видела кровопролитные бои и массовые расстрелы. Туристско-экскурсионная жизнь города замирает, чтобы возродиться спустя несколько лет, уже в новой стране и без участия Крымско-Кавказского горного клуба.

Небольшое количество сохранившихся источников позволяет лишь в самых общих чертах осветить деятельность открывшегося в августе 1916 г. Феодосийского отделения ККГК. Оно объединило многих видных представителей интеллигенции Феодосийского уезда, таких как поэт Максимилиан Волошин, уездный предводитель дворянства, камергер В. А. Княжевич, собиратель крымских легенд, генерал-лейтенант Н. А. Маркс, начальник Феодосийского торгового порта А. А. Новинский, директор Карадагской биологической станции А. Ф. Слудский. Среди задач Отделения называлась организация краеведческих экскурсий с учащимися местных учебных заведений (для чего была сформирована специальная школьно-экскурсионная секция) и создание условий для привлечения туристов в Юго-Восточный Крым (разработка экскурсионных маршрутов, улучшение состояния дорог, подготовка нового подробного путеводителя).15 Большинство этих начинаний так и не было воплощено в жизнь. Революционные события 1917 г. и последовавшая за ними гражданская война прервали их развитие на самом раннем этапе. ФО ККГК удалось провести лишь 2 крупные экскурсии, общее число участников не превысило и 200 чел. В августе 1916 г. около 130 экскурсантов посетило Коктебель и поднялось на Карадаг, где был установлен флаг Крымско-Кавказского горного клуба, а в сентябре того же года несколько десятков желающих, в основном из числа приезжих, совершило поездку для знакомства со Старым Крымом и армянским монастырем Сурб-Хач (Святой Крест).16 Несмотря на то, что Феодосийское отделение вело переписку с Правлением ККГК в Одессе и ЯО ККГК, факты говорят о его полной самостоятельности в своей практической деятельности, отсутствии серьезной помощи с их стороны.

Довольно активную экскурсионную деятельность проводило образовавшееся  в 1910 г. Крымское общество естествоиспытателей и любителей природы (КОЕиЛП). В его состав входила секция школьного природоведения, организовывавшая экскурсии для знакомства местных педагогов и их воспитанников с природой Крыма. Для тех из них, кто желал совершать подобные путешествия самостоятельно, члены Общества издавали специальную литературу.17 А подготовленный им в 1914 г. обстоятельный путеводитель по Крыму стал одним из самых авторитетных изданий подобного рода, увидевших свет в XIX-XX вв.18 Кроме того, по инициативе народных учителей Таврической губернии летом 1915 г. силами членов КОЕиЛП предполагалось открыть в Симферополе специальные курсы для подготовки руководителей природоведческих экскурсий. Но после обсуждения этого вопроса в прессе было принято решение о том, что высокое качество курсов может быть обеспечено лишь проведением их в «университетском городе», каковым в то время на юге страны являлась Одесса. Здесь с 26 мая по 8 июня 1916 г. при участии Крымско-Кавказского горного клуба и Новороссийского университета состоялись краткосрочные курсы для знакомства с местной природой, призванные дать участвующим в их работе учителям навыки ведения образовательных экскурсий.19

С 1913 г. при Крымском обществе естествоиспытателей начала свою работу особая экскурсионная комиссия, в задачи которой входило устройство общеобразовательных и специализированных (ботанических, геологических, этнографических) экскурсий для всех интересующихся естественно-историческими особенностями Крымского полуострова. Весной-летом 1914 г. комиссия организовала посещение экскурсантами пещеры Кизил-Коба, горы Чатырдаг и Мангуп-Кале. Но с началом Первой мировой войны экскурсионные мероприятия Общества почти прекратились, как вследствие мобилизации некоторых его членов, так и в связи с запретом на посещение некоторых богатых яркими экскурсионными объектами местностей (например, Севастопольского укрепленного района). 20 Несмотря на эти трудности, в 1915 г. экскурсионная комиссия провела три довольно крупные экскурсии по окрестностям Симферополя, на Баклу и в Качи-Кальен, в которых приняли участие 128 человек. Однако в отчете КОЕиЛП за этот год констатировался тот факт, что из-за мобилизации в действующую армию все новых и новых категорий призывников почти невозможно найти руководителей экскурсий – людей, обладающих достаточным запасом научных знаний о Крыме и способных взять на себя организационную часть дела.21 Всего же, по подсчетам В.С. Савчука, с 1910 по 1915 г. Общество стало организатором 33 краеведческих экскурсий, общее количество участников которых достигло 852 человека. 22

Наряду с общественными организациями на рубеже XIX-XX вв. в экскурсионной жизни Крыма определенную роль начинают играть коммерческие структуры, созданные частными предпринимателями. Так, с 1898 г. в Ялте действовала экскурсионная контора Якова Бебеша. Специализировалась она на однодневных экипажных экскурсиях в Алупку, Гурзуф, на Ай-Петри, стоимость участия в которых доходила до 2 руб. 50 коп. с человека. К услугам приезжей публики предлагались комфортабельные экипажи различных типов, в пути экскурсантов сопровождал не только проводник, но и фотограф.23 А в начале 1914 г. ялтинский врач Фридрих Вебер открыл собственное экскурсионное бюро, созданное по образцу зарубежных туристических агентств того времени. Предполагалось, что оно будет сотрудничать с ведущими черноморскими пароходными компаниями, предоставлять туристам справочно-информационные услуги, устраивать автомобильные, конные, морские, пешеходные, экипажные экскурсии по Южному берегу Крыма, а также путешествия на Кавказ и за рубеж. Среди партнеров бюро была одна из авторитетных туристских организаций Европы «Orient-Reiseclub» (Лейпциг). Сам Ф. Вебер, кстати, один из основателей ЯО ККГК, долгие годы занимавший в нем пост «директора экскурсий», мечтал о превращении Ялты в крупный центр международного туризма и для популяризации ее разослал десятки тысяч (!) рекламных проспектов в разные страны мира.24 Однако, Первая мировая война помешала воплощению в жизнь этих смелых планов, экскурсионное бюро фактически прекратило свое существование. Контора Я. Бебеша, которой к августу 1914 г. принадлежало 14 экипажей и 25 лошадей, также свернула свою экскурсионную деятельность. Из отчетов ЯО ККГК мы узнаем, что в 1915 г. в Ялте уже «функционировали только экскурсии Горного Клуба». 25 Очевидно, в условиях военного времени частные экскурсионные организации отказались от проведения экскурсий, переставших приносить заметную прибыль. Этот же вывод подтверждает анализ материалов ялтинской прессы за 1915-1917 гг. И лишь Ялтинское отделение, никогда не ставившее во главу угла коммерческих целей, продолжало устраивать их, несмотря на низкую рентабельность, технические и организационные трудности, резкое сокращение спроса на экскурсионные услуги.

К началу первой мировой войны довольно заметным явлением в педагогической жизни Крыма стали туризм и экскурсии учебных заведений полуострова. Наиболее распространенной формой такого рода деятельности были краеведческие походы и поездки,26 хотя ряд средних учебных заведений Симферополя, Феодосии и Ялты на рубеже XIX-XX вв. уже мог себе позволить организацию дальних образовательных путешествий по стране (в Киев, Одессу, Харьков, Нижний Новгород, Москву, Петербург), а также за границу (в Австро-Венгрию, Германию, Грецию, Турцию). В качестве примера можно привести 2 поездки, состоявшиеся в 1912 г., отправной точкой для которых стала Феодосия. Так, во время рождественских вакаций группа из 20 воспитанников Феодосийского реального училища совершила вояж для знакомства с достопримечательностями Берлина и Дрездена, а летом того же года около 30 учащихся Феодосийской мужской гимназии отправились в 17-дневную экскурсию по маршруту: Феодосия – Москва – Ярославль – Нижний-Новгород – Казань – Самара – Царицин –Феодосия.27

Вступление Российской империи в войну с Германией и ее союзниками принесло стране социальную нестабильность, непрекращающийся рост цен, перебои в работе пассажирского транспорта. Это сделало практически невозможным совершение дальних ученических поездок. А вот краеведческий туризм, ставший теперь единственной возможной формой школьной туристско-экскурсионной работы, продолжал применяться во многих отечественных учебных заведениях.28 По-прежнему активно участвовали в экскурсионном движении педагоги Симферополя. Например, в 1915 г. ученики младших классов Симферопольской мужской казенной гимназии посещали городской сад и естественно-исторический музей, более старшие гимназисты – историко-археологический музей Таврической ученой архивной комиссии, а во время летних каникул для них были организованы две поездки по Южному берегу Крыма. 29 Известны десятки учебных экскурсий, совершенных учащимися начальных училищ, земских, профессиональных и национальных школ Симферопольского уезда в 1914-1916 гг.30 Но география посещаемых ими экскурсионных объектов, по сравнению с довоенным периодом, значительно сократилась. Юные экскурсанты были лишены некоторых льгот на проезд по железной дороге, из-за начала боевых действий на Черном море ограничивалось посещение территории Севастопольского укрепленного района. Мешают осуществлению туристско-экскурсионных мероприятий с учащимися и некоторые другие препятствия, обусловленные не столько трудностями военного времени, сколько недостатками российской дореволюционной образовательной системы. Их очень точно обозначил в своем выступлении профессор Новороссийского университета Г. И. Танфильев, состоявшемся 3-7 января 1916 г. на Педагогическом съезде деятелей мужских гимназий и реальных училищ Одесского учебного округа (к которому относились все крымские учебные заведения). Проанализировав замечания и предложения педагогов этого округа по экскурсионному вопросу, он предложил следующие неотложные меры по развитию образовательных экскурсий:

1)   Включение экскурсий в общие учебные планы;

2)   Бесплатное участие учеников в экскурсиях;

3)   Обязательная оплата труда педагогов-руководителей экскурсий;

4)   Предоставление экскурсантам дополнительных льгот на проезд;

5)   Организация специальных курсов, готовящих учителей к проведению экскурсионных мероприятий. 31

Это заявление, поддержанное всеми участниками съезда, прозвучало на фоне проводимого министром народного просвещения Российской империи графом П. Н. Игнатьевым реформирования образовательной системы государства. Причем в ее новой модели заметное место отводилось как раз туризму и экскурсионному делу. В начале 1916 г. было подписано распоряжение об отмене переводных экзаменов, устраивавшихся ранее в конце каждого учебного года. Несколько майских дней, отводившихся прежде на их проведение, предлагалось использовать «для совершения… экскурсий» «исторического, географического, естественно-исторического, художественного характера».32 Несколько позже, в августе 1916 г., увидел свет циркуляр, по которому впервые в отечественной школе при составлении общего учебного плана на четверть, полугодие, год, учителя не только могли, но и должны были вносить в него образовательные экскурсии, «иллюстрирующие» изучаемый материал. Применять экскурсионный метод разрешалось преподавателям всех без исключения предметов школьного курса, контроль за качеством экскурсионных мероприятий становился обязанностью педагогических советов.33 Появление этих документов благоприятно сказалось на туристско-экскурсионной практике учебных заведений, в том числе и расположенных на территории Крымского полуострова. При этом еще больше обозначился их краеведческий характер: расположенные в родном городе или его ближайших окрестностях памятники природы и истории, музеи и промышленные предприятия становятся основными объектами учебных экскурсий.34 На страницах педагогических журналов выражалась горячая поддержка стремлению министерства народного просвещения «вывести школу из классных стен в самую жизнь, показать [ее]… не в нарядных картинках, а в подлинной действительности…».35 Впрочем, революции 1917 г. поставили крест и на реформаторских начинаниях П. Н. Игнатьева, и на всей дореволюционной образовательной системе. Радужным надеждам отечественных педагогов начала XX в. относительно возможности более широкого применения экскурсионного метода в работе с учащимися суждено было воплощаться в жизнь в рамках советской школы.

Таким образом, говоря о развитии туризма и экскурсионного дела в Крыму во время первой мировой войны, можно утверждать, что:

Ø   несмотря на многочисленные трудности военного времени, туристско-экскурсионные мероприятия здесь продолжали проводиться вплоть до начала гражданской войны;

Ø   основная заслуга в этом принадлежала местным научно-просветительским обществам (Ялтинскому и Феодосийскому отделениям Крымско-Кавказского горного клуба, Крымскому обществу естествоиспытателей и любителей природы) и учебным заведениям;

Ø   дальние поездки по стране и заграничные путешествия практически перестали осуществляться, главной формой туристско-экскурсионной работы стали непродолжительные краеведческие прогулки, походы, экскурсии;

Ø   ухудшение социально-экономического и общественно-политического положения в стране заставило их организаторов искать нестандартные пути выхода из затруднительных ситуаций, способствовало появлению ряда перспективных проектов по развитию сферы туризма и экскурсий, большинство из которых так и не было воплощено в жизнь.

Именно в этом и заключалось своеобразие одного из самых сложных, но от этого не менее интересного для исследователя, периода в истории отечественного туризма.



** Друкується мовою оригіналу.

�1!��8�v �}u ллюстрирующие» изучаемый материал. Применять экскурсионный метод разрешалось преподавателям всех без исключения предметов школьного курса, контроль за качеством экскурсионных мероприятий становился обязанностью педагогических советов.33 Появление этих документов благоприятно сказалось на туристско-экскурсионной практике учебных заведений, в том числе и расположенных на территории Крымского полуострова. При этом еще больше обозначился их краеведческий характер: расположенные в родном городе или его ближайших окрестностях памятники природы и истории, музеи и промышленные предприятия становятся основными объектами учебных экскурсий.34 На страницах педагогических журналов выражалась горячая поддержка стремлению министерства народного просвещения «вывести школу из классных стен в самую жизнь, показать [ее]… не в нарядных картинках, а в подлинной действительности…».35 Впрочем, революции 1917 г. поставили крест и на реформаторских начинаниях П. Н. Игнатьева, и на всей дореволюционной образовательной системе. Радужным надеждам отечественных педагогов начала XX в. относительно возможности более широкого применения экскурсионного метода в работе с учащимися суждено было воплощаться в жизнь в рамках советской школы.

Таким образом, говоря о развитии туризма и экскурсионного дела в Крыму во время первой мировой войны, можно утверждать, что:

Ø   несмотря на многочисленные трудности военного времени, туристско-экскурсионные мероприятия здесь продолжали проводиться вплоть до начала гражданской войны;

Ø   основная заслуга в этом принадлежала местным научно-просветительским обществам (Ялтинскому и Феодосийскому отделениям Крымско-Кавказского горного клуба, Крымскому обществу естествоиспытателей и любителей природы) и учебным заведениям;

Ø   дальние поездки по стране и заграничные путешествия практически перестали осуществляться, главной формой туристско-экскурсионной работы стали непродолжительные краеведческие прогулки, походы, экскурсии;

Ø   ухудшение социально-экономического и общественно-политического положения в стране заставило их организаторов искать нестандартные пути выхода из затруднительных ситуаций, способствовало появлению ряда перспективных проектов по развитию сферы туризма и экскурсий, большинство из которых так и не было воплощено в жизнь.

Именно в этом и заключалось своеобразие одного из самых сложных, но от этого не менее интересного для исследователя, периода в истории отечественного туризма.



** Друкується мовою оригіналу.